Skip to main content

Константин Окунев: «О политическом бизнесе пермских коммунистов»

Прочитав новость о том, что срыв довыборов по 32-ому округу вдруг оказался под угрозой срыва, не сильно удивился. Вторник, 8 сентября, был последним днем, когда зарегистрированные кандидаты могли без веских причин отказаться от участия в предвыборной гонке. С сегодняшнего дня для снятия кандидаты должна быть ну очень уважительная причина.

Как стало всем известно, позавчера трое кандидатов (из четырех оставшихся после снятия через суд Федорова) по предварительной договоренности организовали пресс-конференцию, на которой должны были заявить о коллективном демарше в отместку предвзятому отношению суда, устранившего основного конкурента кандидата Смильгевича, при этом оставившего последнего в гонке за мандат. Снятие сразу трех кандидатов означало бы срыв выборов и, соответственно, их перенос.

Вот только вышла одна заминка – не явился один из участников политического «заговора» – коммунист Сергей Андреянов.

Вообще всю эту ситуацию с нынешней избирательной кампанией в 32-м округе можно рассматривать с точки зрения двух, уже ставших хрестоматийными событий, из года в год повторяющихся в Пермском крае. Первое – это поведение отдельно взятых представителей КПРФ. Второе – это повторяющаяся практика двойных стандартов пермских судов по отношению к кандидатам в депутаты, представляющих разные политические силы. Попытаемся вспомнить и рассмотреть обе эти тенденции.

Как показывает история, коммунисты в Перми не раз уже оказывались в эпицентре политических скандалов. Начало этому положил тогдашний лидер коммунистов г-н Милюков, отказавшись от парламентского мандата в пользу представителя «Единой России». Тогда, в далеком уже 2007 году, широко обсуждалась версия, что единороссами этот мандат был куплен и даже обсуждались предполагаемые суммы сделки, кратные покупке жилья в центре Перми.

Другой характерный пример – избирательная кампания 2011-го года. В Перми тогда работало фактически два штаба коммунистов. Первый – под управлением Олега Куликова, ставшего в последствие депутатом Государственной думы. Второй – под руководством Владислава Сухорученкова, известного пермякам по разбойному нападению со стороны вооруженных битами бандитов. Штаб этот работал в тесном контакте с депутатской группой «Солидарность» и именно он занимался изданием газет, которые расходились миллионными тиражами по Пермскому краю, вел активную работу с избирателями через агитаторов, занимался координацией избирательных кампаний в округах по всему краю и т. п.

Чем занимался штаб Олега Куликова непонятно, но есть неопровержимые доказательства утечки информации из штаба Сухорученкова после необходимых взаимодействий и консультаций со штабом действующего депутата. В анналы политической истории Пермского края уже вошли эпизоды необыкновенной оперативности деятельности краевой избирательной комиссии. Вдумайтесь, еще в типографиях в других регионах не успевали высохнуть чернила сигнальных материалов газеты «Пермская правда», а уже всё их содержание было известно господам Алиеву и Чиркунову. С необычайным проворством, невзирая на время суток, избирательная комиссия, не имеющая на руках ни одного образца газеты, собиралась на совещание, обдумывая, как можно запретить выход и распространение данных материалов.

Еще тогда мой коллега по депутатской группе Андрей Агишев, обсуждая в кругу нашего штаба эти странные обстоятельства, пофилософствовал о том, что «эти коммунисты еще нас научат, как нужно бизнесом заниматься!», намекая на неприкрытую работу штаба «настоящих» коммунистов на два фронта. Громко и во всеуслышание разя врагов-империалистов своими речами, эти люди сливали всю важную информацию про своих же однопартийцев. Тем не менее во многом благодаря слаженной работе штаба Сухорученкова и реальных представителей КПРФ на местах, в итоге был набран 21% голосов по Пермскому краю, а в Перми коммунисты и вовсе обошли своих конкурентов из «Единой России». Что касается скандала с «плавающим» мандатом, который разразился после выборов 2011-го года, особых обид нет, так как основная задача, которую я тогда перед собой ставил – это не столько попадание любыми способами в краевой парламент, сколько максимальное способствование тому, чтобы партия власти не набрала нужного количества голосов, позволяющего Чиркунову сохранить свою должность губернатора.

Вот и сегодня все очевидно. К примеру, один из кандидатов, работающий в холдинге Кирилла Маркевича, не побоялся выступить с позицией, идущей вразрез с позицией его патрона – заместителя главы администрации Басаргина. Ну а что же касается Сергея Андреянова, то более чем уверен, что он объявится через пару дней и будет обходить избирателей с пылкими речами о том, что коммунисты своих избирателей не продают и не бросают.

Что же послужило стимулом коммунисту Андреянову предать в последний момент своих товарищей, готовых рискнуть своими рабочими местами, выстраивая эту сложную политическую конструкцию? Свечку, конечно, не держал, но что-то мне подсказывает, что люди, близкие к авторитетному депутату Владимиру Плотникову, ставленником которого считается кандидат Смильгевич, имели общение с кандидатом-коммунистом непосредственно перед пресс-конференцией. Какие денежные знаки – растущие евро и доллар, или же падающий рубль, обсуждались в этот момент – это неважно. Печально то, что пророческими оказались слова Андрея Агишева – политический бизнес, видимо, стал основным для некоторых коммунистов!

Вторая тенденция, ставшая хрестоматийной, касается причины, по которой сейчас модно снимать кандидатов – использование чужих материалов без согласования с автором. И неважно, что кандидат Федоров принес в суд необходимые документы, доказывающие его правоту – суду они были не нужны. Решение по снятию кандидата было принято, похоже, задолго до начала заседания.

Удивительно похожа эта ситуация с моим снятием с выборов в том же 2011 году, когда в моем избирательном бюллетене была размещена статья за авторством Егора Холмогорова, повествующая о его впечатлениях от культурных перегибов, творившихся в то время в нашем регионе с использованием сделанных им фотографий уличного искусства «Красных человечков», «Яблока» и т. д. Именно эти фотографии, занимающие 2,14% от всего объема бюллетеня, на которые, кстати, Егор Холмогоров лично написал разрешение на использование, стали достаточным основанием для суда, чтобы меня снять с предвыборной гонки. Кстати, «вдохновленные» этой ситуацией оппоненты Н. Бухвалова в Мотовилихинском районе также тогда обратились в суд с требованием снять Николая Ювенальевича за использование в его предвыборных материалах фотографий культурных объектов. И что? Кто-то снял кандидата от «Единой России»? Кто-то снял сейчас Смильгевича, на которого аналогичную жалобу подал штаб Федорова? Ответ очевиден, конечно, нет! Мне кажется, что ситуация в стране развивается в русле окончательной дискредитации выборных процессов. Мэров мы уже не избираем, губернаторов фактически назначает один человек за всех нас. Так может и выборы депутатов отменить? Какой в них смысл, если они проходят именно так? Может проще уже повесить прейскурант должностей и ценник на дверь в кабинет Маркевича и прекратить все эти выборы без выбора?!

Напоследок еще одна горькая тенденция. Помните, раньше при губернаторе Игумнове кандидатов, связанных с г-ном Плотниковым и сотоварищами, просто не было (они даже подумать не могли, чтобы двигаться в политику); при губернаторе Трутневе им вежливо указывали на отсутствие им места в политических процессах; при губернаторе Чиркунове с ними сначала боролись, а потом их использовали. При Басаргине же ситуация перевернулась на 180 градусов. Сегодня они уже используют государственную власть и манипулируют общественным сознанием. Вот уж, действительно, скоро депутаты буду «общак» обсуждать, а не бюджет принимать.

Прочитав новость о том, что срыв довыборов по 32-ому округу вдруг оказался под угрозой срыва, не сильно удивился. Вторник, 8 сентября, был последним днем, когда зарегистрированные кандидаты могли без веских причин отказаться от участия в предвыборной гонке. С сегодняшнего дня для снятия кандидаты должна быть ну очень уважительная причина.

Как стало всем известно, позавчера трое кандидатов (из четырех оставшихся после снятия через суд Федорова) по предварительной договоренности организовали пресс-конференцию, на которой должны были заявить о коллективном демарше в отместку предвзятому отношению суда, устранившего основного конкурента кандидата Смильгевича, при этом оставившего последнего в гонке за мандат. Снятие сразу трех кандидатов означало бы срыв выборов и, соответственно, их перенос.

Вот только вышла одна заминка – не явился один из участников политического «заговора» – коммунист Сергей Андреянов.

Вообще всю эту ситуацию с нынешней избирательной кампанией в 32-м округе можно рассматривать с точки зрения двух, уже ставших хрестоматийными событий, из года в год повторяющихся в Пермском крае. Первое – это поведение отдельно взятых представителей КПРФ. Второе – это повторяющаяся практика двойных стандартов пермских судов по отношению к кандидатам в депутаты, представляющих разные политические силы. Попытаемся вспомнить и рассмотреть обе эти тенденции.

Как показывает история, коммунисты в Перми не раз уже оказывались в эпицентре политических скандалов. Начало этому положил тогдашний лидер коммунистов г-н Милюков, отказавшись от парламентского мандата в пользу представителя «Единой России». Тогда, в далеком уже 2007 году, широко обсуждалась версия, что единороссами этот мандат был куплен и даже обсуждались предполагаемые суммы сделки, кратные покупке жилья в центре Перми.

Другой характерный пример – избирательная кампания 2011-го года. В Перми тогда работало фактически два штаба коммунистов. Первый – под управлением Олега Куликова, ставшего в последствие депутатом Государственной думы. Второй – под руководством Владислава Сухорученкова, известного пермякам по разбойному нападению со стороны вооруженных битами бандитов. Штаб этот работал в тесном контакте с депутатской группой «Солидарность» и именно он занимался изданием газет, которые расходились миллионными тиражами по Пермскому краю, вел активную работу с избирателями через агитаторов, занимался координацией избирательных кампаний в округах по всему краю и т. п.

Чем занимался штаб Олега Куликова непонятно, но есть неопровержимые доказательства утечки информации из штаба Сухорученкова после необходимых взаимодействий и консультаций со штабом действующего депутата. В анналы политической истории Пермского края уже вошли эпизоды необыкновенной оперативности деятельности краевой избирательной комиссии. Вдумайтесь, еще в типографиях в других регионах не успевали высохнуть чернила сигнальных материалов газеты «Пермская правда», а уже всё их содержание было известно господам Алиеву и Чиркунову. С необычайным проворством, невзирая на время суток, избирательная комиссия, не имеющая на руках ни одного образца газеты, собиралась на совещание, обдумывая, как можно запретить выход и распространение данных материалов.

Еще тогда мой коллега по депутатской группе Андрей Агишев, обсуждая в кругу нашего штаба эти странные обстоятельства, пофилософствовал о том, что «эти коммунисты еще нас научат, как нужно бизнесом заниматься!», намекая на неприкрытую работу штаба «настоящих» коммунистов на два фронта. Громко и во всеуслышание разя врагов-империалистов своими речами, эти люди сливали всю важную информацию про своих же однопартийцев. Тем не менее во многом благодаря слаженной работе штаба Сухорученкова и реальных представителей КПРФ на местах, в итоге был набран 21% голосов по Пермскому краю, а в Перми коммунисты и вовсе обошли своих конкурентов из «Единой России». Что касается скандала с «плавающим» мандатом, который разразился после выборов 2011-го года, особых обид нет, так как основная задача, которую я тогда перед собой ставил – это не столько попадание любыми способами в краевой парламент, сколько максимальное способствование тому, чтобы партия власти не набрала нужного количества голосов, позволяющего Чиркунову сохранить свою должность губернатора.

Вот и сегодня все очевидно. К примеру, один из кандидатов, работающий в холдинге Кирилла Маркевича, не побоялся выступить с позицией, идущей вразрез с позицией его патрона – заместителя главы администрации Басаргина. Ну а что же касается Сергея Андреянова, то более чем уверен, что он объявится через пару дней и будет обходить избирателей с пылкими речами о том, что коммунисты своих избирателей не продают и не бросают.

Что же послужило стимулом коммунисту Андреянову предать в последний момент своих товарищей, готовых рискнуть своими рабочими местами, выстраивая эту сложную политическую конструкцию? Свечку, конечно, не держал, но что-то мне подсказывает, что люди, близкие к авторитетному депутату Владимиру Плотникову, ставленником которого считается кандидат Смильгевич, имели общение с кандидатом-коммунистом непосредственно перед пресс-конференцией. Какие денежные знаки – растущие евро и доллар, или же падающий рубль, обсуждались в этот момент – это неважно. Печально то, что пророческими оказались слова Андрея Агишева – политический бизнес, видимо, стал основным для некоторых коммунистов!

Вторая тенденция, ставшая хрестоматийной, касается причины, по которой сейчас модно снимать кандидатов – использование чужих материалов без согласования с автором. И неважно, что кандидат Федоров принес в суд необходимые документы, доказывающие его правоту – суду они были не нужны. Решение по снятию кандидата было принято, похоже, задолго до начала заседания.

Удивительно похожа эта ситуация с моим снятием с выборов в том же 2011 году, когда в моем избирательном бюллетене была размещена статья за авторством Егора Холмогорова, повествующая о его впечатлениях от культурных перегибов, творившихся в то время в нашем регионе с использованием сделанных им фотографий уличного искусства «Красных человечков», «Яблока» и т. д. Именно эти фотографии, занимающие 2,14% от всего объема бюллетеня, на которые, кстати, Егор Холмогоров лично написал разрешение на использование, стали достаточным основанием для суда, чтобы меня снять с предвыборной гонки. Кстати, «вдохновленные» этой ситуацией оппоненты Н. Бухвалова в Мотовилихинском районе также тогда обратились в суд с требованием снять Николая Ювенальевича за использование в его предвыборных материалах фотографий культурных объектов. И что? Кто-то снял кандидата от «Единой России»? Кто-то снял сейчас Смильгевича, на которого аналогичную жалобу подал штаб Федорова? Ответ очевиден, конечно, нет! Мне кажется, что ситуация в стране развивается в русле окончательной дискредитации выборных процессов. Мэров мы уже не избираем, губернаторов фактически назначает один человек за всех нас. Так может и выборы депутатов отменить? Какой в них смысл, если они проходят именно так? Может проще уже повесить прейскурант должностей и ценник на дверь в кабинет Маркевича и прекратить все эти выборы без выбора?!

Напоследок еще одна горькая тенденция. Помните, раньше при губернаторе Игумнове кандидатов, связанных с г-ном Плотниковым и сотоварищами, просто не было (они даже подумать не могли, чтобы двигаться в политику); при губернаторе Трутневе им вежливо указывали на отсутствие им места в политических процессах; при губернаторе Чиркунове с ними сначала боролись, а потом их использовали. При Басаргине же ситуация перевернулась на 180 градусов. Сегодня они уже используют государственную власть и манипулируют общественным сознанием. Вот уж, действительно, скоро депутаты буду «общак» обсуждать, а не бюджет принимать.

Досье на автора

Константин Окунев был депутатом гордумы второго созыва (2000), заксобрания Пермской области третьего созыва (2001–2006) и заксобрания Пермского края первого созыва (2006-2011). Учредитель Фонда гуманитарных инициатив «Добрая сила». Женат, воспитывает четырех детей. Ближе с ним вы можете познакомиться на его странице в FB.



Оригинал материала: http://59.ru/text/gorod_online_column/76412811988992.html?block

 

Источник: 
http://59.ru/text/gorod_online_column/76412811988992.html

Отправить комментарий

Image CAPTCHA
Введите код с картинки