Skip to main content

Фальсификация результатов выборов техническими средствами подсчета голосов (КОИБ).

Новости по тэгу

Фальсификация результатов выборов техническими средствами подсчета голосов.

 

В.К. Серов

Независимый эксперт

 

            В преддверии к подготовке выборов президента 2008г. главной задачей ЦИК РФ ставит повышение доверия избирателей к выборному процессу. И если невозможно преодолеть недоверие избирателей к членам избирательных комиссий всех уровней, то необходимо вызвать доверие местного электората к техническим средствам подсчета голосов – КОИБам (Комплексам Обработки Избирательных Бюллетеней) и КЭГам (Комплексам Электронного Голосования).

В надежде вызвать доверие избирателей ЦИК РФ вместо того, чтобы выявить и  устранить причины недоверия, планирует перед каждыми выборами информационно–разъяснительную работу, мощную рекламную кампанию в СМИ, пресс-конференции с кандидатами, представителями политических партий, наблюдателями, журналистами с демонстрацией видеороликов о «ГАС-Выборы» и КОИБ.

Какие же цели  преследует ЦИК РФ, если известно, что технически развитые страны при голосовании, как правило, используют прозрачные урны и ручной подсчет? Да просто хочет убить двух зайцев засчет повышения доверия к технике – обеспечить и явку, и заказанный результат выборов.

Ставка делается на банальный политический трюк - подмену понятий -недоверие к организующим выборы людям надо сначала заменить на недоверие к технике, а затем показать, что вряд ли беспристрастная машина (как и калькулятор) ошибается или обманывает. Она не ошибается и не обманывает – она работает как ее запрограммируют. Но кто и как их программирует?

Перед выборами с применением КОИБ ЦИК РФ проводит крупномасштабные презентации для прессы и кандидатов. Если внимательно присмотреться, то действия оператора  КОИБ на этих презентациях похожи на действия шамана или наперсточника: вот имитаторы бюллетеней, вот как они замечательно распознаются (как настоящие), вот как правильно считаются (вроде бюллетени, но не бюллетени). И проверить-то нельзя – нет настоящих бюллетеней, не показывают их, и имитация очень похожа на ксерокопию, сделанную с настоящих. А отличает ли КОИБ настоящие от ксерокопий или программа КОИБ имеет настройку «настоящий бюллетень –имитатор»?

Если программа КОИБ имеет настройку «настоящий бюллетень – имитатор», то как она настроена в момент голосования? Действительно ли она проверяет подлинность бюллетеней? Почему при тестировании до начала голосования наблюдателям не показывают тест «настоящий бюллетень – ксерокопия (имитация, подделка)»?

Ведь это можно очень просто проверить на избирательном участке, сделав ксерокопии  настоящих бюллетеней и опустив их в КОИБ – он должен выплюнуть обратно эти «небюллетени», а если нет - то возможно результаты выборов заранее фальсифицируют, обеспечивая возможность вброса в эту электронную урну ксерокопий.

А как проверить настройку программы на правильный подсчет голосов? Ведь достаточно одной строчки в программе и она, отследив, что режим работы не тестовый, а началось реальное голосование (по дате и времени) может, к примеру, каждый третий голос, поданный за кандидатов приплюсовывать одному из кандидатов, или каждый второй голос за оппозиционную партию плюсовать «Единой России».

Оказывается, все настройки КОИБ выполняет частная фирма ЗАО «КРОК-инкорпорейтед», которая распоряжается программным обеспечением, доставляет и контролирует КОИБы при использовании их на выборах. У этой фирмы эти КОИБы хранятся между выборами на её складе, её сотрудники являются операторами КОИБ на презентациях. Так что результаты выборов зависят от политического заказа этой фирме. Кто ей дал такие права, каким документом они ей делегированы и несет ли это ЗАО какую-либо ответственность, имея возможность монопольно управлять программным обеспечением и, следовательно, результатами выборов с применением КОИБ?

Правительства многих стран запрещают государственным службам использовать программное обеспечение без открытых исходных кодов, чтобы обезопаситься от закладок и недокументированных функций. ЦИК же не только не имеет прав на программное обеспечение КОИБ, но и не в состоянии даже проверить соответствие программного обеспечения КОИБ первоначально разработанному: при каждом

новом применении на выборах замечаются  новые мелкие ошибки, характерные  при исправлениях и внесениях изменений в программу. Какие изменения скрытно вносит  в программу частная фирма «КРОК-инкорпорейтед»?  Не подготовила ли она фальсификацию выборов, не провоцирует ли цветную революцию? Всё ж велико и естественно желание властей в очередной раз, как с ваучерами или монетизацией провести народ, как нестреляных воробьев на мякине. Сегодня ЦИК РФ в состоянии осуществить подтасовку выборов чистыми руками, холодной головой и горячим сердцем (посредством неподконтрольной общественности «ГАС-Выборы»). А КОИБ – это самое низшее аппаратное звено этой Государственной Автоматизированной Системы. Проверить правильность подсчета можно только контрольными ручными пересчетами, против которых так категорически был настроен г-н Вешняков, утверждающий, что бюллетени имеют несколько степеней защиты от подделки и опыт применения КОИБ не выявил каких – либо ошибок в подсчете голосов.

Да выявил, – и без печати бюллетени обнаруживались в КОИБах при ручных пересчетах, и с других участков, и воспринимал КОИБ действительные бюллетени как недействительные – только замалчивалось это под предлогом незначительного влияния на конечный результат выборов. Хотя из-за ошибок КОИБ на выборах в Туле 30.10.05г., где при ручном пересчете обнаружилась разница в 200 голосов, поменялся лидирующий кандидат, и проигравший кандидат подал в суд. На  выборах 4.12.05г. в Москве ЦИК РФ предпринял отвлекающий от «московских» КОИБ маневр – под давлением «Яблока» принял решение по обязательному ручному пересчету результатов голосования на «федеральных» КОИБ по округам 199 и 201, где не планировалась фальсификация выборов. В результате контрольный пересчет голосов на девяти избирательных участках, выбранных по жребию, показал (усилиями присутствующих там членов ЦИК РФ) достоверность, выданных КОИБами результатов, а также и то, что вручную пересчитали и получили результат быстрее, чем с помощью КОИБ.

12 марта этого года в Адыгее (подальше от Москвы) была предпринята наглая попытка крупномасштабной фальсификации выборов, т.е. приписка голосов. Однако из-за небрежности подкупленных программистов на 8 участках – а это 11,4% от общего количества участков, на которых использовались КОИБы – произошел сбой, показавший, что число действительных бюллетеней меньше числа голосов, поданных за всех кандидатов.

Такой же процент приписок голосов кандидату Путину в Адыгее на последних выборах президента РФ подтвердил на днях и сам председатель ЦИК РФ.

Давно известно, что сканер в КОИБ не цветной и, следовательно, при сканировании не отличает ксерокопии от настоящих бюллетеней. Программа анализирует только оптическую плотность, размеры, форму, зоны для внесения отметок избирателями и зону печати (с трудом). Можно от руки написать в зоне печати номер избирательной комиссии цифрами как на почтовых конвертах, и КОИБ не распознает, что это подделка печати. Очень часто на выборах функция КОИБ по распознаванию печати вообще отключалась. КОИБ не распознаёт ни микрошрифт, ни цветную защитную сетку на бюллетенях. Ни о какой проверке бюллетеней на подлинность и речи нет – не предусмотрено при разработке КОИБ. Оказывается, по техническим условиям их изготовления они проверяются только на имитаторах (читай подделках) бюллетеней. Микрошрифт и цветная защитная сетка на бюллетенях предназначены только для глаз членов участковых комиссий. И если при обычном голосовании «честная» участковая избирательная комиссия при подсчете голосов отбросит все вброшенные в урны подделки бюллетеней на основании видимых нарушений их защиты, то кто при применении КОИБ без контрольного ручного пересчета это сделает? Кто скажет сколько ксерокопий было  вброшено в КОИБы?  Без КОИБов при обычном голосовании только «нечестная» участковая избирательная комиссия или органы имеют возможность при подсчете голосов подбросить в общую кучу бюллетени, причем только оригинальные из числа не выданных избирателям или дополнительно напечатанных в типографии. В КОИБ же кто угодно может насовать ксерокопии бюллетеней. Фальсифицировать выборы стало намного проще.

Однако, с другой стороны, это даёт возможность наблюдателям от кандидатов и партий письменно заявить о нарушении: «Мы видели, что в КОИБ ввели ксерокопии, он не должен принимать «небюллетени», но принял и, следовательно, необходимо проверить, как он их засчитал; т.е. требуется ручной пересчет», или сразу заявить о недоверии к КОИБам на основании отсутствия теста проверки бюллетеней на подлинность. Облегчит ли это работу участковой избирательной комиссии, которая будет вынуждена следить за тем, чтобы в КОИБы вводили именно выданные комиссией бюллетени, и ничего иного? А это проверка на бюллетене печати и, как следствие, заодно и за кого был отдан избирателем голос. Ксерокопирование и открытая попытка убедиться в защите интересов избирателей не запрещены законом. Народ не на словах, а на деле должен быть убежден в надежной защите и правильном учете своего волеизъявления. Законом же запрещено использование подделок в корыстных целях, так зачем же искушать криминал, заинтересованный в результатах выборов? Это ж Россия - здесь нельзя оставлять открытыми двери - велик соблазн для «честных» политиков. Умысел ли применение таких технических средств, как КОИБ, или некомпетентность?

Господин  Вешняков либо с целью иметь возможность управлять результатами выборов проталкивает применение КОИБ (1100 комплексов ЦИК + 1000 комплексов, закупленных по контракту Московской городской избирательной комиссией), либо его вводят в заблуждение о реальных возможностях КОИБ технические службы ЦИК РФ.

Журналисты всех стран с удовольствием делают репортажи с избирательных участков в день голосования, запечатлевая исторический момент опускания «первыми лицами» власти бюллетеней в урны. Кино – фототехника точно фиксирует время этого момента. После сканирования КОИБ создаёт файл с изображением бюллетеня и также точно фиксирует время его создания. А теперь угадайте (с 3-х раз), кто может знать, как голосовали «первые лица», если после выборов КОИБ отправляют на склад хранения. О какой тайне голосования может идти речь?

Можно подсмотреть и раньше, если подключить к КОИБ сзади полноценные клавиатуру и монитор: внутри сканера огрызок китайского IBM-совместимого ПК под управлением Windows XP без какой-либо защиты от несанкционированного доступа к информации.

В КОИБе предусмотрены дополнительные входы USB - портов для подключения  Bluetooth или WiFi адаптера и создания дополнительной беспроводной сети (до 100метров), из которой с "компьютера за перегородкой" возможно во время голосования получить доступ ко всей информации в КОИБах, размещенных на избирательном участке, и управлять программой подсчета голосов.

На основании вышеизложенного возникает вопрос о законности применения таких технических средств подсчета голосов на выборах – не нарушается ли закон обосновных гарантиях избирательных прав бесконтрольностью, простотой фальсификации, отсутствием защиты от подделок, а также доступностью тайны голосования? О каком доверии народа к такой избирательной системе можно говорить? Подозревает народ, что где-то его обманывают, что что-то не так сКОИБами.

Если детектор валют стоимостью в 10 тыс. руб. считает 100 банкнот в минуту, определяя номинал и подлинность рублей, евро и долларов (чем не выборы разного уровня?), то что  же считает, не распознавая подделок КОИБ стоимостью 75тыс. руб.? О какой уникальной технологии КОИБ заявлял г-на Вешняков? Если сканер КОИБ аналогичного с детектором валют класса, но неужели ящик из ДСП под сканером собран по уникальной технологии и стоит 65 тыс. руб.? Какой смысл в применении таких КОИБ? Полный контроль за выборами и управление их результатами независимо от воли электората (манипулируя явкой избирателей на досрочных выборах можно обеспечить президенту третий срок «по просьбе трудящихся» и проявлению «высокой гражданской ответственности»), или освоение бюджетных средств с целью получения банального «отката»?

Можно попросить ответить г-на Вешнякова на все эти вопросы, но правду он не скажет. Не упрощает КОИБ работу участковых избирательных комиссий, не обеспечивает тайну волеизъявления избирателей, облегчает фальсификацию результатов голосования. Правду можно получить, если отделить декларируемые цели применения КОИБ на выборах от действительных. Стоит попросить ответить на поставленные вопросы и председателя Московской Городской Избирательной Комиссии  В.П. Горбунова – в курсе ли он скрытых возможностей КОИБ, и почему 12 марта 2006г. в Медведково МГИК отказалась применять собственные КОИБы?

Не трудно, например, догадаться, с какой целью можно применять детектор валют, не распознающий подделок, предварительно заключив контракт на поставку таких детекторов Сбербанку.

Возможно, Счётной Палате следует обратить внимание и выяснить, как тратят бюджетные средства ЦИК и МГИК, и соответствует ли цена КОИБ (да и всего, поставляемого фирмой «КРОК-инкорпорейтед» оборудования для «ГАС – Выборы») реальной стоимости, несмотря на то, что  фирма «КРОК-инкорпорейтед» является поставщиком оборудования и для Счётной Палаты.

Кто убедит народ  в честном подсчете на выборах?.. И что опаснее -техническая фальсификация массово или фальсификация какой-нибудь нечестной комиссией единично?

Г-н Вешняков обещает уже в октябре этого года применять на выборах

комплексы электронного голосования (КЭГ) без бумажных избирательных бюллетеней и, в отличии от казахской системы «Сайлау», без какой либо возможности контроля правильности учета и подсчета голосов, как со стороны избирателя, так и со стороны УИК, а в 2008г., возможно, и без реальных избирателей.

Только широкая огласка позволит объективно оценить КОИБы, КЭГи и предотвратить запланированные фальсификации выборов. В прозрачных урнах видно всё и всем.

В.К. Серов

Отправить комментарий

Image CAPTCHA
Введите код с картинки